"Ког­да Лё­ня бе­рёт ме­ня за ру­ку, э­то де­ла­ет мой день..."

Вот уже больше месяца наши волонтёры не ездят в интернаты. Но это не значит, что они поставили своё сердце на паузу. Одни посвящают своё время обучению (например, языку жестов), другие делают игрушки дома, третьи находят возможность дистанционно общаться с ребятами. И почти все живут воспоминаниями и ожиданием скорой встречи. Потому что это очень тяжело, когда друга нельзя обнять. Расскажем о Светлане Кочуровой.

Она начинала свою волонтёрскую деятельность в Питере в детском хосписе. Помогала детям на праздниках и мастер-классах. Когда переехала в Киров, пришла в «Дорогою добра». И между волонтёрством в Центре и в интернате выбрала второе. С августа прошлого года Света – координатор волонтёров в Кирово-Чепецком доме-интернате.

Света, расскажи, как ты начинала?
У меня был очень сложный образ детей из интерната. Я думала, что они неотзывчивые, мрачные, но оказалось совсем не так. Первые встречи с ребятами из Мурыгино были не слишком удачные, я не понимала, как найти контакт с теми, кто не видит, не разговаривает. А потом в Центре был курс по базальной стимуляции - это когда для контакта используешь язык тела. После него мне стало легче. Я начала общаться с детьми через руки, подстраивалась в такт их дыханию. И стала чувствовать обратную связь. Ребята реагировали дыханием на мои движения, голос. Это очень трогало. Трогало и то, что даже через 2-3 недели они вспоминали меня и были готовы снова общаться.


 Что сейчас тебя радует в волонтёрстве?
Радует, когда Лёня даёт руку. Когда это происходит, это делает мой день. Потому что большую часть времени он проводит под одеялом. У него глубокий аутизм и до появления волонтеров в интернате Лёня вообще не проявлял никаких эмоций. Радует, когда Марьяна играет со мной в ворону или даёт заплетать волосы. Когда Саша играет локтем на синтезаторе и улыбается. Радует, когда мы устраиваем гонки на колясках по коридору интерната и когда кто-то побеждает, я вижу, как поднимается его ощущение личности. В общем, меня радует всё то, что радует детей. Когда им хорошо, мне автоматически хорошо. А ещё радует, что в нашем интернате в Кирово-Чепецке сложилась очень дружная команда волонтёров. Мы стали как семья. Даже сейчас, когда не можем ездить к детям, созваниваемся, придумываем новые игры, чтобы после карантина порадовать подопечных.

 Как твоя жизнь изменилась с тех пор, как ты стала волонтёром?
Я перестала искать смысл там, где его нет. Раньше я думала, что у меня дурацкая работа и всё такое, а потом в моей жизни появилась возможность стать мостиком для тех людей, у которых нет связи с миром, возможность дарить счастье общения. Я пытаюсь выйти за рамки своего эгоизма и перестать жить только для себя, потому что верю, что это дает совсем другое качество жизни. Я чувствую, что моё сердце начинает открываться. Конечно, бывают кризисы, когда хочется всё бросить, когда кажется, что во всём этом нет смысла, но потом случается что-то такое...ну, например, после смерти нашей подопечной Нины я остро почувствовала, как это важно – продолжать общение, отдавать тепло и получать его в ответ.

Что первым делом ты сделаешь, когда вернёшься в интернат после карантина?
У нас очень много планов. Вместе с моей подругой мы хотим устроить концерт. Она играет на фортепиано и готова выступить для ребят. А моя мама, она учительница, согласилась провести акцию в своём классе по сбору вещей. Я ей рассказала, что у многих детей нет нужной одежды. Мне сейчас снятся мои ребята. Снятся, как я к ним прихожу, как вместе мы пьём чай с конфетами и снова гоняем по коридору на колясках. Очень скучаю и очень жду встречи.

Света, спасибо за то, что ты с нами, за твоё доброе сердце, ответственность и душевное тепло! С такими, как ты, не страшно.