Ве­ра Ко­ро­та­е­ва: «Жа­лость – неп­ро­дук­тивное чувс­тво»

За несколько лет существования волонтерская служба в Центре поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра» стала профессиональной и достигла немало успехов — начиная от работы самих волонтеров и заканчивая их постоянным обучением. Во многом это произошло благодаря работе руководителя волонтерского отдела. Вера Коротаева - о помощи, милосердии, работе в интернате и о себе.

Вера, расскажи, как ты пришла в «Дорогою добра»?

Это было в 2014 году. Роме, моему сыну, было 4 года. Я пришла сюда уже с проблемами. Как и большинству семей, помощь мне была нужна если не больше, то точно не меньше, чем Роману. Ему только поставили диагноз - аутизм, мы осознали, что жизнь будет другая, и как жить, что делать, было непонятно.

Как получилось, что ты стала руководителем отдела по работе с волонтерами?

С прошлой работой бухгалтера надо было прощаться. Я пришла в организацию и сказала: «Всё что угодно, хоть полы мыть, но чтобы быть при деле, чтобы иметь какую-то самореализацию, чтобы не всё закручивалось на диагнозе».

Сначала я организовывала мероприятия для семей, потом встал вопрос с волонтерами. До этого всё было стихийно: приходили ребята, помогали, все делали по чуть-чуть. В итоге волонтерами занялась я. Всё было интуитивно: как работать с волонтерами, как сопровождать, я не знала, делала на уровне «а, как получится».

 

Как к вам приходят волонтеры?

Человек захотел помогать, нашел нас или мы его нашли. После первого собеседования он выбирает, как именно хотел бы помогать: на праздниках, ярмарках, мероприятиях, оказывать профессиональную помощь: писать статьи, фотографировать. Или волонтер готов работать больше — в качестве помощника педагога на занятиях, в проекте с интернатами. Дальше волонтеру нужно дать базовые знания – как правильно общаться с детьми, как себя вести и так далее. Даже игре с особыми детьми нужно учиться.

Волонтеры центра проходят собеседование, обучение, делают медицинские книжки. Похоже на дополнительную профессию.

Так и есть. Наши волонтеры – это профессионалы в деле помощи детям с нарушениями развития. О расширении знаний был запрос от самих волонтеров. На каждой встрече они говорили о том, что им нужны семинары и информация. Мы и сами понимали, что чем больше мы будем обучать волонтеров, тем полезнее будет их помощь.

Может ли волонтер рассчитывать на признание и благодарность?

Волонтер – это человек, который идет помогать по своей внутренней мотивации, он должен верить, что это хорошее дело и он помогает безвозмездно. Безвозмездно – это не только бесплатно, это ещё и без похвалы. Ожидание благодарности просто не всегда может быть оправдано. Хотя я убеждена, что человека, если он делает что-то хорошо, нужно хвалить.

Как получилось, что сами родители особых детей стали волонтерами?

У нас родители очень отзывчивые и включенные. У многих из них есть ощущение того, что мы, весь центр, — одна семья. А в семье подхватывают идеи, поддерживают и откликаются. И когда мы полтора года назад открыли проект «Милосердие», где помогаем детям с особенностями из дома-интерната «Родник» в Мурыгино, родители нас поддержали.

Что для тебя за четыре года работы стало самым важным?

То, что я не отступила в «Милосердии». Был момент, когда я думала: «не во вред ли мы здесь?» Я малодушно хотела сбежать и забыть это как страшный сон. То, что я не сдалась, заслуга руководителя центра Елены Лянгузовой, она дала мне веру в то, что в наших силах изменить ситуацию.

Почему ты хотела сбежать?

В начале пути было страшно. Я не помню лиц детей в мое первое посещение. Помню только абсолютно стойкий запах каши вместе с отходами, ты его чувствуешь за два коридора и орущее радио «Шансон» с помехами. Но с тех пор в интернате многое изменилось в лучшую сторону, в том числе благодаря нашим волонтерам.

Вы будете продолжать там работать?

Да, но это только один интернат, а в Кировской области есть еще, и там тоже нужно работать. У нас сейчас нет такого ресурса. Мы помогаем волонтерам в Кирово-Чепецком интернате для взрослых людей, но такой работы, как в Мурыгино, там не построено.

Ты знаешь, что ты не можешь изменить это всё, а с другой стороны – кто будет это делать? Если бы другие волонтерские движения начали работу в других интернатах, мы бы их во всём поддержали.

Ты о чем-то сожалеешь?

Наверное, о том, что кто-то не смог ездить в Мурыгино, так как было жалко детей или человек невольно переносил это на свою ситуацию. А кто-то смог перестроиться с жалости на продуктивную работу и дружбу с ребятами. Жалость — разрушительное чувство. Сопереживание – оно более полезное, когда мы думаем, как можем помочь.

Тебя как-то волонтерство изменило?

У меня в семье были достаточно жесткие люди с полувоенной внутренней организацией. Мне кажется, что если бы я не попала в организацию “Дорогою добра”, в какой-то момент я бы ожесточилась, во мне развивалась циничность. Работа помогла мне избежать этого пути. Милосердие – это то, что во мне взрастила работа в центре.

Что полезнее – волонтерская работа или пожертвования деньгами?

Это равнозначно. У кого-то нет времени, но есть возможность сделать пожертвование, а кто-то, наоборот, стеснен в средствах, но обладает свободным временем и душевными силами, чтобы потратить его на помощь другим. Главное здесь – желание помогать, а способ найдется.

Какие новые проекты у тебя сейчас в работе?

Сейчас я занимаюсь проектом «Волонтеры детям. Комплексная подготовка волонтеров для сопровождения детей с инвалидностью». Он появился благодаря конкурсу проектов по поддержке социальных инициатив местного сообщества «Время созидателя». Уникальность проекта заключается в том, что в ходе его реализации волонтеры получат комплексную подготовку: тренинги по командной работе, личностному росту, по пониманию инвалидности и толерантному отношению к людям с особенностями, а также инновационные знания от ведущих специалистов в области специальной педагогики и психологии. Это позволит нашим волонтерам более успешно сопровождать детей с тяжелыми нарушениями развития.

Что думаешь о волонтерстве в Кирове? 

В Кировской области прекрасно развито событийное волонтерство — когда раздаешь листовки, участвуешь в разных мероприятиях. Это тоже нужный труд. А вот ездить помогать системно – некому.  Баланса между событийным и регулярным волонтерством нет.

В системных проектах волонтеров недостаточно, и это грустно. Нет волонтеров, которые бы имели в себе силы и ресурсы регулярно помогать пенсионерам, детям, инвалидам. Это, конечно, много сил отнимает, человек кусок своей жизни должен посвятить кому-то ещё. Потом человек получит колоссальную обратную связь, но в начале нужно очень много вкладываться душевно. Не все на это готовы, не у всех есть ресурс, которым они готовы делиться.

Источник: https://downsideup.org/ru/o-fonde/novosti/vera-korotaeva-zhalost-neproduktivnoe-chuvstvo